Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
«Многофункциональный культурный центр»
Солтонского района Алтайского края

Режим работы


08:00-17:00
Перерыв: 13:00-14:00

Награжден посмертно – Ащеулов Николай Пименович

   В центре почти каждого села или деревни Солтонского района стоят памятники погибшим воинам Великой Отечественной войны со списками тех, кто призывался из этого населенного пункта или со всей территории сельсовета. Есть такой памятник и в селе Старая Ажинка. На нем более ста фамилий людей, ушедших на фронт с самой Старой Ажинки и близлежащих деревень, относящихся в то время к старо-ажинскому сельсовету. Среди них – Ащеулов Николай Пименович. В сегодняшней публикации военной рубрики я расскажу вам об этом человеке на основании архивных документов и воспоминаний близких к нему людей.

Николай Пименович родился 22 мая 1904 года в Старой Ажинке в большой семье Ащеуловых. Его отец Пимен Михайлович славился как опытный сплавщик леса по Бии. В верхнем течении реки, где много порогов, на одном из трудных участков сплава есть скала Ащеулик, названная так в честь Пимена Михайловича. О семье Ащеуловых, в том числе о герое моего рассказа, интересные воспоминания оставила «летописец» Старой Ажинки Наталья Григорьевна Лебедева (по отцу – Ащеулова) и ее дочь Татьяна Владимировна Прибыткова, профессиональный историк. Николай Пименович – родной дядя Натальи Лебедевой – был младшим сыном в семье. Очень дружил со старшим братом Григорием. Николай имел задорный и веселый характер. Хорошо пел, танцевал, играл на музыкальных инструментах, участвовал в постановках на сцене «Народного дома», как в ту пору называли сельский клуб. Внешне был черноволосым, смуглым и крепким парнем. Старался учиться грамоте. Встретив революцию в юном возрасте, Николай сформировался как личность уже при новой, советской власти. Проявив целеустремленность и лидерские качества, стал комсомольским вожаком. В 1926 году Николая призвали в Красную Армию. Единственное сохранившееся его фото сделано как раз во время армейской службы. По знакам различия на петлице кителя можно установить его воинское звание. Согласно положению о воинских знаках различия, принятому в 1925 году, один ромб в петлице соответствовал командиру батальона. Нас не должна удивлять столь быстрая военная карьера – в Красной Армии в 1920-е годы это обычное явление. К сожалению, качество фотографии не позволяет идентифицировать цвет петлиц и значки на них, так что установить род войск, в которых служил Ащеулов, не представляется возможным.

Во время армейской службы Николай вступил в ряды Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) и женился. Супругу звали Татьяна Ксенофонтовна Мурашева. После демобилизации в 1928 году Ащеулов вернулся уже семейным человеком в родную Старую Ажинку. Активно включился в общественную деятельность, его пригласили на работу в райком партии, а затем направили на учебу в новосибирскую партийную школу.

Кроме родных, интересные воспоминания о герое моего рассказа оставил хорошо знавший его другой участник войны, Павел Ильич Блинов. Павел Ильич был намного младше Николая Пименовича, и уже на склоне лет, в 1999 году, рассказал о некоторых событиях 1930-х годов на страницах районной газеты. Вот что писал Блинов об Ащеулове: «Николай Пименович обладал хорошим голосом, играл на гитаре, участвовал в художественной самодеятельности. Природа наделила Николая риторическими качествами, он был хорошим агитатором. Я за свою жизнь много слышал лекций высококвалифицированных пропагандистов. И должен сказать, что Николай Пименович был на высоте. Он был честным коммунистом, целиком и полностью отдавал себя построению новой жизни, в идею которой глубоко верил».

Наступил 1937 год. Одного из жителей Старой Ажинки объявили врагом народа и арестовали. Ащеулова как односельчанина обязали составить компромат на арестованного, но Николай отказался и предоставил объективную характеристику на этого человека, за что был объявлен пособником врага народа, исключен из партии и выселен из служебного жилья.

В этой тревожной ситуации, когда он сам в любой момент мог быть арестован, Николай с семьей (женой и маленьким сыном) сначала приехал к старшему брату Григорию в Старую Ажинку, а потом по его совету перебрался в Новосибирск, где устроился на завод простым рабочим. Со временем, когда волна репрессий пошла на спад, его повысили в должности и восстановили в партии.

Началась война. Николай Пименович имел «бронь» от призыва в действующую армию как ответственный работник стратегического предприятия. Но он был не из тех людей, кто во время страшной опасности готов прятаться за чужими спинами и настойчиво просился на фронт. В конце концов его прошение удовлетворили.  Согласно данным военного архива, капитан Николай Пименович Ащеулов принимал участие в боевых действиях на фронте с августа 1944 года.

Воевал он в 638-м стрелковом полку командиром пулеметной роты. Штатный состав пулеметной роты стрелкового полка в Красной Армии во время Великой Отечественной войны – около 100 человек при 12 станковых пулеметах системы Максима. Задача пулеметчиков – поддерживать пехоту в наступлении и обороне. В течение всей войны 638-й полк входил в состав 115-й стрелковой дивизии. В августе 1944 года, когда герой моего рассказа начал свой боевой путь, 115-я дивизия действовала на 2-м Прибалтийском фронте и вела наступательные бои в восточной части Латвии. Уже в сентябре дивизия переводится в состав 1-го Прибалтийского фронта и направляется южнее, в Литву, а к началу 1945 года выходит к границе Восточной Пруссии в районе города Тильзит на реке Неман (современный город Советск Калининградской области). Именно здесь, в боях на территории Восточной Пруссии, капитан Ащеулов и совершил подвиги, за которые посмертно был награжден орденом Отечественной войны.

В наградном листе подробно указаны последние дни боевого пути Николая Пименовича Ащеулова.

Но сначала несколько строк из журнала боевых действий 115-й стрелковой дивизии за 19 января 1945 года: «Командир 638 стрелкового полка подполковник Корольков решил захватить плацдарм на левом берегу р. Неман сначала одним батальоном. Подавив огневую систему противника и преодолев р. Неман, 1-й батальон начал наступление решительным штурмом горы Шлосберг, господствующей высотой и мощным опорным пунктом восточнее г. Тильзит. Для развития успеха командир полка ввел в бой 2-й батальон и всем полком наступал в обход г. Тильзит с юго-востока. Одновременно 292-й стрелковый полк прорвал оборону противника западнее г. Тильзит и повел наступление на город с запада. Совместным ударом г. Тильзит был окружен и в ночном бою полностью захвачен».

А теперь обратимся к подвигу капитана Ащеулова и его участию в описанных выше боевых действиях: «Тов. Ащеулов, командуя пулеметной ротой 19.01.45 при форсировании р. Неман и прорыве обороны противника в районе г. Тильзит, умело руководя своим подразделением и правильно расстановив огневые средства, своевременно подавлял пулеметные точки противника, в результате чего стрелковые подразделения, успешно продвигаясь вперед, блокировали город Тильзит». По оценкам военных историков, войска 1-го Прибалтийского фронта брали город Тильзит «по-суворовски» – не числом, а уменьем. В этом есть и вклад командира пулеметчиков капитана Ащеулова.

После овладения Тильзитом войска фронта двинулась вглубь Восточной Пруссии. Немцы на своей территории отчаянно сопротивлялись. Журналы боевых действий 638-го полка и 115-й дивизии содержат многократные упоминания о контратаках противника.

Обратимся вновь к наградному листу: «22.01.45 в районе дер. Нинденбург совместно с расчетами пулеметчиков тов. Ащеулов находился в непосредственной близости от противника и, руководя подразделением, огнем своих пулеметов обрушился на контратакующего противника и приостановил его. Пользуясь этим, стрелковые подразделения перешли в решительное наступление и овладели дер. Нинденбург. В бою за населенный пункт Тактау 25.01.45 тов. Ащеулов,  находясь со своими пулеметчиками в боевых порядках стрелков и отражая контратаку противника, был ранен. В этих боях его пулеметные расчеты подавили огонь пяти станковых и семи ручных пулеметов, истребили около 70 человек немецких солдат и офицеров. Тов. Ащеулов достоин награждения орденом Отечественной войны 2 степени.  29.01.45 г. Командир полка подполковник Корольков»

Работая над военными материалами, я прочитал много наградных листов героев войны. От каждого такого документа веет дымом и грохотом боя, человеческими страданиями и одновременно силой духа людей, готовых отдать свою жизнь за освобождение Родины.

Раненого командира пулеметной роты в тяжелом состоянии переправили в медсанбат, где он и скончался 30 января 1945 года. В тот же день командир дивизии подписал наградной лист на орден Отечественной войны 2 степени, вероятнее всего, еще не зная о смерти капитана Ащеулова. 3 февраля вышел приказ о награждении героев штурма Тильзита, в том числе и Николая Пименовича.

В марте Григорий Пименович Ащеулов в далеком сибирском селе Старая Ажинка получил похоронку на любимого младшего брата. Наталья Григорьевна вспоминала, что для отца это было большим горем. И когда он впоследствии вспоминал Николая, всегда плакал.

Нам неизвестно точное место захоронения Николая Пименовича. Но он лежит в родной земле – та часть немецкой Восточной Пруссии, где погиб герой войны из Старой Ажинки, после Победы стала российской Калининградской областью. Веселый сибирский паренек погиб во цвете лет за будущее своей страны. Будете в Старой Ажинке, помяните добрым словом раба Божия Николая, отдавшего жизнь «за други своя».

Сергей Аснис