Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
«Многофункциональный культурный центр»
Солтонского района Алтайского края

Режим работы


08:00-17:00
Перерыв: 13:00-14:00

Сапер на войне в особой цене

В 1954 году в Советском Союзе началась целинная эпопея – освоение целинных и залежных земель Сибири, Казахстана, Урала и Поволжья. Многие

жители Центральной России поехали на восток начинать на новом месте новую жизнь. Прибывали переселенцы и в Солтонский район. В их числе семья Цыганковых из Брянской области. Глава семьи – Афанасий Кузьмич был участником Великой Отечественной войны. О нем дважды писала наша газета. Первый раз – в праздничном выпуске 8 мая 1990 года в статье под названием «Рядовой России». Второй – в марте 1995 года, когда супруги Цыганковы – Афанасий Кузьмич и Мария Васильевна встречали «золотую свадьбу» – 50 лет совместной жизни. В обоих случаях автором был корреспондент районки Александр Лебедев. На страницах военной рубрики мы вновь расскажем о фронтовике Афанасии Цыганкове на основе предыдущих публикаций, архивных документов и воспоминаний его дочери Нины Афанасьевны Ворошиной и сына Александра Афанасьевича Цыганкова, живущих в Солтоне.

Будущий герой войны родился в 1918 году в деревне Бурчак Мглинского уезда Черниговской губернии. Рано потерял родителей, жил у старшего брата. В 1931 году окончил 3 класса школы, больше учиться не пришлось – надо было работать. С 1935 года трудился в родной деревне в колхозе «Новая жизнь». В 1938 году решил ехать на Дальний Восток, в малоосвоенный край огромной страны. В Приморье устроился работать на шахту «Тавричанка» забойщиком. В марте 1939 года переехал к старшей сестре в Читинскую область, работал так же забойщиком в Черновских копях. Там же в сентябре 1939 года призван в Красную Армию Петровск-Забайкальским районным военным комиссариатом. Служил в инженерно-строительном батальоне Северной Тихоокеанской военной флотилии, только что сформированной для обороны побережья и морских коммуникаций в Охотском море и Татарском проливе между материком и островом Сахалин, южная часть которого тогда принадлежала Японии. Летом 1939 года на Дальнем Востоке обострилась военно-политической обстановки в связи с захватническими планами японцев. Батальон возводил укрепленные сооружения в заливе Советская Гавань в Татарском проливе. За годы кадровой службы красноармеец Цыганков освоил военную специальность сапера.

В 1941 году, после нападения Германии на Советский Союз, ввиду возможного вступления в войну Японии началось минирование наших территориальных вод. Афанасий Цыганков принял в этом участие. Через год, летом 1942 года его перевели из военной флотилии в 107-й отдельный саперный батальон в город Омск. Батальон включен в состав формирующегося в Сибирском военном округе 6-го Сталинского добровольческого стрелкового корпуса сибиряков. В этом саперном батальоне Афанасий Кузьмич и прошел весь свой дальнейший боевой путь. В сентябре 1942 года 6-й корпус передислоцируется под Москву. Там, находясь в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, сибиряки проходят дополнительную боевую подготовку и в начале октября направляются на один из труднейших участков Калининского фронта. Недалеко от станции Торопец под городом Ржевом сапер Цыганков получает боевое крещение. Освободив станцию, сразу же двинулись на Ржев. «Страшное было зрелище. Казалось, что все вокруг на многие километры горит, грохочет, взрывается», – так рассказывал Афанасий Кузьмич о битве под Ржевомкорреспонденту Александру Лебедеву через 45 лет после войны.

Писатель Илья Эренбург, ставший во время войны фронтовым репортером, так описывал боевую службу саперов в очерке «Чернорабочие победы»: «Есть солдаты, о подвигах которых мало говорят. Их мужество лишено блеска. Их отвага носит защитный цвет. Саперы — это солдаты-труженики. Это чернорабочие победы… Без саперов не было бы наступления. Сапер ползет среди бурьяна, среди камышей, по глине, по песку. Он борется один на один против смерти. Враг незрим. Враг в тончайшей проволоке, в неприметном колышке. Сапер ползет под огнем. Кругом — разрывы. Он не имеет права прислушиваться. Он должен смотреть, зорко, напряженно. Как золотоискатель ищет крупицы золота, сапер ищет мины. Он должен быть не только смелым, но расчетливым и находчивым. Одно неосторожное движение, одна минута рассеянности, и больше он не увидит ни этого бурьяна, ни приднепровского песка, ни легкого осеннего неба. «Сапер ошибается один раз в жизни» — это стало солдатской поговоркой. Сапер видит то, чего не заметит другой. Почему слегка примята трава? Почему вырос крохотный бугорок? Сапер чует недоброе. Это третий глаз, шестое чувство. Легко идти в бой, когда у тебя в руках оружие. У сапера миноискатель, короткий щуп и лопата. Он должен быть хитрее хитрого. Мин много. Они различны, как змеи тропиков. Есть воздушные. Есть прыгающие. Нелегко распознать смертоносные усики взрывателя. Сапер изучил все породы. Он хладнокровно вырывает у гадюки жало… Саперы впереди. Со щупом. С лопатой. С ножницами. С миноуловителем. Он всегда впереди. А слава?.. Не в славе счастье, но в глубоком сознании: ты сделал все, что мог, и больше, чем мог».

Не каждый человек мог стать сапером. Сапер должен был уметь мгновенно принимать решения, сохранять спокойствие и трезво оценивать любую экстремальную ситуацию, иметь хорошую память и твердость рук.

Инженерно-саперные подразделения во время Великой Отечественной войны выполняли разнообразные боевые задачи: строили оборонительные сооружения, обеспечивали форсирование рек, ремонтировали дороги и, главным образом, производили минирование и разминирование территории. В ходе наступления саперы действовали в составе штурмовых групп, подготавливая условия для прорыва обороны противника. 6-й Сибирский корпус как раз использовался как «прорывной» на различных участках советско-германского фронта. Штатный состав корпуса составлял около 40 тысяч человек, в корпусном саперном батальоне – около девятисот. В ходе боевых действий рота, взвод или отделение саперов направлялись в то подразделение корпуса, где в этом была наибольшая необходимость. Саперы оснащались ручным огнестрельным оружием, шанцевым инструментом, взрывчаткой и минами, противотанковыми и противопехотными. Все разнообразие боевых задач, которые приходилось выполнять саперу, отражено в представлениях к боевым наградам Афанасия Кузьмича Цыганкова. Сам ветеран, как и многие другие фронтовики, не любил вспоминать о войне. На вопросы обычно отвечал просто: «Нечего там рассказывать». Не хотел бередить старые душевные раны – хватало физических. Но кое-что нам расскажут архивные документы.

В начале 1943 года 6-й стрелковый корпус вел бои на участке фронта между городами Холм и Великие Луки Калининской области. Во время этих боев рядовой Цыганков получил свою первую награду – медаль «За боевые заслуги». Из наградного листа: «Выполняя задание с 24.02.43 г. по 4.03.43 г. в районе деревни Бор Болонев по строительству НП (наблюдательного пункта) тов. Цыганков не считаясь ни с какими трудностями самоотверженно работал, выполняя нормы до 200%, чем обеспечил наступление наших войск.

Выполняя задание по строительству дорог по трассам Овчинниково-Пахомово, Черный ручей-Боры, несмотря на огонь артиллерии и минометов противника, самоотверженно работал, выполняя задание на 150-200%. Личным примеров воодушевлял бойцов своего отделения. Тем самым обеспечил бесперебойное движение транспорта».

Приказ о награждении рядового Цыганкова вышел 18 марта 1943 года. В те же дни 6-й стрелковый корпус был отведен в резерв на переформирование. 19 апреля преобразован в 19-й гвардейский стрелковый корпус, а 107-й саперный батальон в 96-й гвардейский саперный батальон. В начале мая 19-й корпус переведен с Калининского на действовавший южнее Западный фронт. В конце августа войска фронта готовили наступление на Смоленщине. Немцы основательно подготовились в обороне. 26 августа в приказе по корпусу 96-му саперному батальону была поставлена задача «к началу наступления произвести разминирование минных полей и подготовить проходы в проволоке противника, обеспечить продвижение пехоты, артиллерии и танков». Наступление началось на рассвете 28 августа. Гвардии рядовой Афанасий Цыганков с честью выполнил поставленную перед саперами задачу, о чем свидетельствуют строки наградного листа к медали «За отвагу»: «Тов. Цыганков, выполняя боевое задание в районе деревни Лядцо 28.08.43 г. по обеспечению движения танков через минные и противотанковые заграждения противника, несмотря на сильный артиллерийский, минометный, пулеметный огонь противника в группе трех человек проделал проход с постановкой указателей, обезвредив 35 штук противотанковых мин. Работы происходили в 80-100 метрах от противника. Показал себя смелым, отважным, умеющим выполнять любое задание. Кроме того, 30.08.43 г., находясь в десанте на танке в районе города Ельня, по пути движения было обнаружено минное поле. Тов. Цыганков, несмотря на огонь противника, быстро добрался до минного поля, проделал проход, обезвредив 27 противотанковых мин. Движение танкам было обеспечено. За проявленное мужество, смелость и отвагу достоин награды». Разглядывая на военных картах красные стрелки наступления наших войск, вспомним сапера Афанасия Цыганкова, который своими самоотверженными действиями обеспечивал прорыв на запад советских танковых колонн.

Фронт продвигался дальше. Освободили Смоленщину, вступили на белорусскую землю. В начале декабря 19-й корпус передан 2-му Прибалтийскому фронту и вновь передислоцирован в район города Великие Луки. Начались затяжные бои на Псковщине. В мае 1944 года рядовой Цыганков заслужил третью боевую награду – орден Красной Звезды. Произошло это уже на подступах к Латвии. Обратимся к архивному документу: «Выполняя боевое задание по укреплению обороны в мае 1944 года в районе деревень Апросово-Грихново тов. Цыганков проявил себя как мужественный боец. Во время минирования нейтральной полосы под сильным пулеметно-автоматным и минометным огнем противника тов. Цыганков установил мин ПОМЗ-2 (противопехотная осколочная мина заграждения) – 48 шт., ПМД-6 – 50 шт. и разминировал противопехотных мин ПМД-6 – 20 шт. При выполнении задания по минированию тов. Цыганков был ранен. За проявленное мужество, отвагу и самоотверженную работу по минированию тов. Цыганков достоин награждения медалью «За отвагу». Несмотря на представление к медали за подписью командира батальона, командир корпуса дал приказ наградить героя орденом Красной Звезды. Приказ вышел уже 7 июня, когда раненый сапер находился в госпитале. Об этом последнем бое Афанасий Кузьмич рассказывал впоследствии своему сыну Александру. В том числе подробности, которые не описаны в наградном листе. После установки мин саперов отправили в разведку в тыл к немцам. Возвращаясь обратно, разведчики увидели в той самой деревне Апросово четыре немецких танка, экипажи которых разместились на постой в деревенских домах. И командир разведчиков принял решение внезапно напасть на противника и уничтожить танки и вражеских солдат. Но разведка должна действовать скрытно, не обнаруживая себя. В том случае, когда предполагаются активные действия в отношении противника, формируется особая разведывательно-диверсионная группа. Решение командира оказалось роковым для саперов. Им удалось уничтожить врага, но немцы обнаружили разведчиков и начали преследование. С боем пробиваясь к своим, пришлось пересекать под вражеским огнем минное поле. Это был ад. Все кругом взрывалось и гремело. На глазах Цыганкова один за другим гибли его товарищи. Из всей группы разведки прорвались и остались в живых только двое – Афанасий и еще один красноармеец. Их командир погиб.

Очнулся боец Цыганков в медсанбате. Узнал, что трое суток лежал без сознания в траншее   – невозможно было вывезти раненого, так как шли ожесточенные бои. Когда вышел приказ о награждении орденом, Афанасий Кузьмич был уже в госпитале. На этом война для него закончилась. Вскоре переправили далеко в тыловой госпиталь в городе Соликамске Молотовской области (ныне – Пермского края). В начале 1945 года из Соликамска отпустили ненадолго домой, на Брянщину. Там в родной деревне Бурчак в марте 1945 года женился на соседке Марии, пережившей более двух лет немецкой оккупации. Пробыв недолго на малой родине, Афанасий Кузьмич вновь получил направление в госпиталь, на этот раз недалеко от дома – в город Курск, где и встретил конец войны. Но только в феврале 1946 вернулся из госпиталя домой. Восстанавливал село после военной разрухи. Многие односельчане погибли, мужских рук не хватало. Сначала работал бригадиром полеводческой бригады колхоза «Новая жизнь». Прошел обучение на областных курсах председателей колхозов в Брянске, работалпредседателем. Шли годы, в семье Цыганковых рождались дети. Трудно жилось в то время. В 1954 году, когда в СССР началось освоение целинных земель, Афанасий Кузьмич тоже решил ехать «на целину». Дочь Нина вспоминает, как отец, придя домой, встал около печки и говорит жене: «Марья, поехали в Сибирь, на Алтай». Мария заплакала, но потом согласилась. Ехали в утепленных товарных вагонах с печкой («теплушках»). Была уже осень, по дороге на станциях собирали уголь на обогрев. Прибыли в Бийск. Здесь переселенцев встретили вербовщики из разных мест. Мария Васильевна очень хотела поселиться поближе к лесу. Узнав, что в Солтонском районе есть лес, решили ехать туда. Обосновались в селе Каракан. Афанасий Кузьмич работал сначала кладовщиком в колхозе, затем бригадиром в полеводстве, управляющим отделением совхоза «Макарьевский». Ездил в составе делегации в Москву на Выставку достижений народного хозяйства. К труду относился также ответственно, как к работе сапера на фронте – к боевым наградам прибавилась медаль «За доблестный труд». В 1983 году, уже на пенсии, супруги Цыганковы переехали в Солтон. В марте 1995 года встретили 50-летие семейной жизни, а в мае вместе со всей страной отмечали 50-летие Великой Победы. Афанасий Кузьмич завершил свой земной путь в конце декабря того же 1995 года. Он храбро воевал, добросовестно трудился, воспитал вместе с супругой пятерых детей. Его биография – это часть истории нашей страны XX века, который с каждым днем уходит в прошлое все дальше и дальше…

Сергей Аснис